Ширина Д.А. Международное сотрудничество: к новому мышлению в Арктике.

Ширина Д.А. Международное сотрудничество: к новому мышлению в Арктике. // Современная Арктика: опыт изучения и проблемы. - Якутск: Изд-во СО РАН, Якут. фил., 2005. - 7-33.

Одним из действенных механизмов сохранения и позитивного развития современной цивилизации является международное сотрудничество. Арктика — один из ареалов, где оно может стать наиболее эффективным. Именно в этом регионе отчетливо проявляется взаимосвязь различных государств (история, география, экология, экономика, политика, военная доктрина), обусловленная единством природной среды; именно в этом регионе сосредоточены свободные территории и природные ресурсы, практически не вовлеченные в хозяйственный оборот; именно здесь пролегают кратчайшие морской и воздушный пути между Европой и Азией, Европой и Японией, Азией и США и т.д., именно на этих территориях сосредоточено уникальное духовно-культурное наследие различных народов Севера.

Геополитическое положение Арктики, ее роль в жизнедеятельности Земли и народов, отсутствие в ареале общепринятых четких границ, повышенная чувствительность к антропогенному воздействию, заметное ухудшение экологической обстановки и ощутимое загрязнение региона предопределяют возможность и необходимость международного сотрудничества в ареале.

В последнее время Арктика и арктические этносы привлекают пристальное внимание отечественной и международной общественности, представителей властных структур, ученых, военных. Отечественные исследователи изучают и различные аспекты темы о международном сотрудничестве.

А.Ф.Трешников в статье 1983 г. подчеркивал, что гидросфера, атмосфера, литосфера, биосфера Арктики являются компонентами единой географической системы. Целостность этой системы, по его словам, предполагает необходимость разработки комплексных программ научного исследования региона.

В 1988 г. была опубликована работа Г.А.Аграната "Освоение Севера: мировой опыт". Автор пишет, что в XX в. освоение Арктики стало проблемой, которая приобретает крупное международное значение; ареалом заинтересовались США (особенно с 1984 г.), Канада, Норвегия, Швеция, Дания, Финляндия, позднее — СССР. "Заметные шаги в области международного сотрудничества" он относит ко времени, последовавшем за инициативами советского правительства в 1987 г. ("Мурманские инициативы").

Среди причин усиления интереса развитых капиталистических стран к Арктике Агранат называет: развитие производительных сил вширь в связи с ликвидацией колониальной системы и утратой монополиями прав на минеральное сырье и топливо извне; стремление к независимости от иностранных источников нефти, газа и стратегических минералов; динамичность мировой внешнеэкономической и научно-технической деятельности. Автор пришел к заключению: "Север, видимо, начинает играть роль стратегического сырьевого и топливного резерва США и других капиталистических стран2.

Вместе с тем исследователь подчеркивает "существенную особенность освоения Севера — теснейшую связь с внешнеэкономическими и внешнеполитическими факторами, с политикой крупных корпораций"3.

Важным представляются положения автора о новых аспектах современного этапа освоения региона. Прежде всего, это экологический фактор: Арктика рассматривается им как "природный резерв территорий и ресурсов", как "запас окружающей среды".  Гармоничное развитие арктических территорий, по его словам, связано с удовлетворением нужд местного населения, его требований о передаче в монопольное пользование и сохранности охотничье-промысловых угодий. Отмечает Агранат и сложность во взаимосвязях федеральных правительств с местными властями4.

Основу международного сотрудничества в регионе Агранат видит в сходстве природных, научно-технических и хозяйственных проблем различных народов и государств. Однако автор отмечает сложность разработки единой концепции Севера, прежде всего, в связи с многоликостью, разнообразием северных территорий5.

В том же году И.Цигельницкий написал статью, в которой, отметив средоточие в Арктике стратегических военных баз США, отработку американцами беспосадочных полетов через полюс и сквозного плавания атомных субмарин подо льдом, основное внимание уделил научному исследованию ареала6.

Пристальное внимание зарубежных стран к Арктике он объясняет бурным научно-техническим прогрессом, открытием в шельфовой зоне арктических морей значительных природных богатств, мощным ростом коммерческих интересов государств, частных компаний и фирм.

Среди форм международного сотрудничества в Арктике Цигельницкий называет разработку комплексных программ (международная экспедиция "Фрам" 1979-1982 гг.; основная цель — мобилизация всесторонней гидрометеорологической информации к северу от Гренландии; участники — специалисты Англии, Дании, Канады, Норвегии), проектов ("Пролив Фрама"; цель — решение проблем массо-и теплообмена Северного Ледовитого океана и Северной Атлантики через пролив Фрама; участники - специалисты США, ФРГ, Норвегии, Дании), проведение симпозиумов (в октябре 1984 г. в США состоялся симпозиум, посвященный изучению Арктики; участники — специалисты Канады, Англии, Финляндии, Франции, Японии, Норвегии, США) и экспериментов ("МИЗЕКС", "Marginal Осу Zone Experiment”; цель – исследование зоны кромки льдов, где происходит активный водообмен между Северным Ледовитым и другими океанами; участники — специалисты США, Канады, ФРГ, Франции, Норвегии, Дании)7.

По мнению В.П-Алексеева, основой международного сотрудничества в Арктике является роль региона в политической, социально-экономической и культурной жизни всего человечества, а также развитие общественного сознания. Отличительной чертой арктических научных разысканий последних десятилетий XX столетия он считает отход от исследований академического толка и интерес к вопросу об опыте коренных народов региона в освоении северных территорий8. Авторы обобщающего труда "Мировой океан и международное право" особо отмечают усиление экологической взаимозависимости стран в Арктике, необходимость обеспечить экологическую безопасность народов9.

Об иной стороне возможного международного сотрудничества в регионе пишут А.И.Арикайнен и ОА.Коссов. Исследователи особое место отводят выступлению М.С.Горбачева в Мурманске в 1987 г. Советские мурманские инициативы свидетельствуют, по их мнению, о стремлении перестроить международную обстановку в Арктике и примату военных интересов противопоставить выработку системы международной безопасности10.

Подчеркивая значение Арктики в формировании климата Земли и изучении фундаментальных проблем строения и развития планеты, упоминая о разработке национальных арктических программ в США ("Айджекс"), Канаде ("Лорекс"), Швеции ("Имер"), Норвегии ("Промеир"), В.Котляков считает международное сотрудничество "практически недавней чертой истории региона".

Объективным основанием объединения усилий различных  государств, по мнению автора, являются: рост темпов эксплуатации ресурсов Арктики, увеличение заселенности ее территорий, усиление антропогенной нагрузки на арктические экосистемы, ухудшение здесь природной среды, средоточие в регионе важнейших глобальных проблем современности (минерально-сырьевая,   топливно-энергетическая;   сохранение биогеохимического равновесия планеты).

Экологическая роль Арктики, особенности этого природного феномена, пишет Котляков, вступают в противоречие с ее значением как кладовой ресурсов. В связи с этим он считает необходимым усовершенствование методов эксплуатации (внедрение безотходных или малоотходных технологий, повышение эффективности рекультивации, расширение природоохранных территорий); введение особых норм предельно допустимых концентраций загрязнений; разработку системы мер для защиты северных народов от отрицательных последствий научно-технической революции и распространения благ цивилизации.

Особое внимание автор уделяет конференции приарктических государств, состоявшейся в Ленинграде в декабре 1988 г., где, как он пишет, были выработаны "рекомендации по основным направлениям сотрудничества.

М.Е.Николаев, отмечая деятельность в арктической зоне ряда международных организаций (Арктический Совет, Международный Арктический научный комитет, Канадская и Американская исследовательские комиссии), значительное внимание в своих работах уделяет определению места и роли Северного Форума в международном сотрудничестве. Он подчеркивает глобальный характер самих предпосылок, которые привели к созданию в 1991 г. этой международной неправительственной организации (угроза загрязнения северных морей; опасность радиационного заражения; экологические проблемы развития флоры и фауны Арктики, экосистем Севера).

В статье "Северный Форум и будущее мировой Арктики" Николаев перечисляет страны, вошедшие в состав организации - Аляска (США), Лапландия (Финляндия), Хоккайдо (Япония), Юкон (Канада), Южный Треннелаг (Норвегия), Дорнод (Монголия), Хейлунцзян (Китай), Южная Корея, регионы Российской Федерации (Чукотка, Еврейская автономная область, Хабаровский край, Магаданская область, Республика Саха (Якутия), Республика Коми, Ненецкий автономный округ. Сахалинская область).

Здесь же автор отмечает, что одной из главных задач Северного Форума является формирование предпосылок для прогрессивного развития северных этносов, а одним из направлений его деятельности — защита окружающей среды "этого редчайшего «оазиса» биологической жизни".

Накопление проблем в области экономики, науки и культуры северных народов, необходимость научного сотрудничества в Арктике, по мнению Николаева, подтверждает актуальность предложения Норвегии о создании Академии наук Северного Форума. В связи с этим он сообщает о работе в этом направлении, проделанной в РС(Я), - организации Международного научного центра развития северных территорий.

Среди перспективных инициатив Северного Форума Николаев называет проект Северного морского пути (выдвинут Норвегией и Аляской), которой позволит объединить "усилия северного сообщества для создания международной морской магистрали"; проект создания системы авиасообщений Запад-Восток (выдвинут китайской делегацией; провинция Хейлунцзян), который предполагает формирование "единой системы навигационного и аэродромного обслуживания авиаперевозок"; проект о соединении Азии и Америки через Берингов пролив (предложение губернатора Аляски Уолтера Хикеля), предусматривающий строительство железной дороги по маршруту Аляска—Берингов пролив—Чукотка—Амуро-Якутская магистраль—Москва—Берлин—Париж; проект формирования капитала на Севере (выдвинут канадцами; территория Юкон), который призван способствовать созданию "режима благоприятствования развитию предпринимательства" в Арктике; проект управления морскими ресурсами (представлен Норвегией, северные регионы), направленный на выработку "принципов правил совместной эксплуатации ресурсов" Севера; предложения Северного Форума "разработать научно-исследовательскую базу по изучению возможностей арктического туризма".

Названные проекты, пишет автор, требуют преодоления стереотипов "старого мышления", нового понимания геополитического положения Арктики12.

Северный Форум Николаев считает одной "из перспективных форм международного сотрудничества". Среди направлений возможного взаимодействия в Арктике он называет также формирование единой энергетической программы; разработку программ по созданию природоохранных технологий, арктического инвестирования и применения специфического налогообложения; кооперацию в освоении ресурсов; совместное научное изучение и использование научно-технических и гуманитарных исследований проблем Севера.

Необходимыми условиями сотрудничества в Арктике, по его мнению, являются отказ от технократического мышления, экономическая и техническая помощь партнеров. Особое внимание Николаев уделяет коренному населению арктического ареала, подчеркивая необходимость исследовать его этнические особенности, развивать культурные связи между народами, соблюдать их интересы13.

Само появление Северного сообщества он связывает с процессом формирования новых геополитических центров, мышления нового типа. Отмечая огромный экономический, культурный, природный потенциал Арктики, необходимость сохранить и возродить арктические народы, Николаев отводит этому региону особую роль "в будущей судьбе земной цивилизации".

Видное место в статьях автора занимает вопрос о создании оптимальных условий взаимодействия всех институтов международного сотрудничества на Севере. Выделяя работу Баренцево-Евроарктического совета, Совета государств Балтийского моря, Северного Форума, Николаев в 1994 г. ставит вопрос о перспективности формирования в Арктике общерегиональных структур — Совета министров иностранных дел государств Арктики и Севера, Арктического и Северного Совета. Причем последний, по словам автора, мог бы стать "координирующим органом всех институтов международного сотрудничества".

Значительную роль в развитии сотрудничества в арктических территориях Николаев отводит установлению связей с Организацией Объединенных Наций, "влиятельной и универсальной организацией", которая до сих пор не занималась проблемами арктического ареала, но через которую можно было бы "вывести проблемы Арктики и Севера на уровень мирового сообщества".

Северный Форум он считает действенным механизмом создания циркумполярного региона на основе общечеловеческих ценностей14. Значение первого этапа деятельности этой организации Николаев видит в установлении отношений, способствующих международному сотрудничеству в Арктике, формировании условий для решения проблем региона.

В качестве одной из основных задач сотрудничества на Севере автор называет разработку новой стратегии освоения этого региона, опираясь на представления об экологоэкономической сбалансированности, учитывая интересы человека, интересы будущих поколений и условия, необходимые для поддержания и развития традиционных форм хозяйства и традиционного образа жизни.

Дополнительным механизмом международного сотрудничества в Арктике, по словам Николаева, могла бы стать Академия наук Северного Форума, которая бы активизировала работу ученых, специалистов, в том числе представителей коренных народов15.

Считая характерной чертой конца XX столетия преодоление национальных рамок развития, формирование глобальных сообществ, М.Е.Николаев особое место в этом процессе отводит Арктике с ее уникальной биосферой, огромными природными богатствами, цивилизациями, созданными коренными народами ареала, полность адаптированными к суровым климатическим условиям. Однако, пишет автор, в результате усиления хозяйственной деятельности на Севере разрушен природный комплекс Арктики, произошло загрязнение атмосферы, изымаются из хозяйственного оборота угодья, связанные с традиционной деятельностью коренного населения — оленеводством, рыболовством, морским, охотничьим, зверобойным промыслами. В связи с этим Николаев упоминает о ряде международных соглашений (Соглашение о. сохранении белых медведей. Конвенция между Правительством СССР и Правительством Японии об охране перелетных птиц, Конвенция о болотно-водных угодьях), о международных научных программах и проектах Северного Форума, направленных на разрешение проблем коренных этносов и экологии региона, на рациональное использование его ресурсов и его дальнейшее развитие ("Циркумполярная культура народов Арктики", "Женщины на Севере", "Международный аудиовизуальный фонд народов Севера", "Управление ресурсами живой природы", "Чистота окружающей среды и оказание оперативной помощи", "Глобальные природные процессы и минеральносырьевые ресурсы Арктики и Севера", "Международный банк реконструкции и развития Арктики" и др.)16.

В 1993 г. в журнале "Морской сборник" были опубликованы статьи А.Яковлева и В.Соколова «Тает ли лед недоверия в Арктике?». Знаменательной вехой в истории ареала они считают мурманские инициативы М.С.Горбачева 1987 г., которыми, как пишут авторы, предусматривались мирное сотрудничество в Арктике, кооперация различных стран в освоении и исследовании региона, ограничение и сокращение "военной активности на Севере".

Оценивая итоги прошедших шести лет, Яковлев и Соколов отмечают определенные успехи международного сотрудничества в области экономики, науки и экологии: заключение двухсторонних соглашений России с Норвегией, США, Канадой, Финляндией; подготовка создания Международного арктического научного комитета; начало международного судоходства по Северному морскому пути; учреждение в 1993 г. Совета Баренцево-Евроарктического региона с целью координации сотрудничества в области экономики, охраны окружающей среды, добычи полезных ископаемых, создания инфраструктур, защиты прав коренного населения. Менее оптимистично авторы высказались о состоянии "военной сферы": "вопрос создания безъядерной зоны в Северной Европе остается открытым", а "США продолжают активно исследовать и оборудовать в военных делах арктический театр".

Возможными механизмами построения новых международных отношений в этом направлении Яковлев и Соколов считают обязательства ядерных держав не угрожать и не применять ядерное оружие против Финляндии, Норвегии, Швеции, Дании, Исландии, равно как не размещать его на территории названных стран; деятельность Совета североатлантического сотрудничества; выработку специальных мер для установления и развития доверия между Россией, США, другими странами НАТО на договорной основе17.

Б.П.Мельник, перечислив ряд документов ("Этнические принципы проведения исследований на Севере", разработаны Ассоциацией канадских университетов по исследованиям на Севере в 1982 г.; меморандум о политике по этике научных исследований, разработан Департаментом рыболовства и охоты Аляски в 1984 г.; заявление о принципах и приоритетах исследований в Арктике и на Севере, выработано симпозиумом северных стран по экологии и культуре в Арктике в 1988 г.; принципы проведения исследований в Арктике, одобрены Межведомственным комитетом по политике в области исследований Арктики США в 1990 г.; принципы и элементы всеобъемлющей политики в Арктике, опубликованы Циркумполярной конференцией инуитов в 1992 г.), заключил, что их объединяет установление этики взаимоотношений между коренным населением Арктики и учеными в процессе научного изучения региона.

Автор сообщает, что в 1994 г. Международный арктический научный комитет выступил с предложением разработать Кодекс проведения исследований в Арктике. Однако, пишет Мельник, специальная рабочая группа, созданная Канадской полярной комиссией, учитывая разнообразие законодательной базы стран, предложила сформировать лишь перечень этических принципов, который "можно было бы рекомендовать различным странам положить... в основу для разработки собственных законодательных актов". Канадцы, по словам автора, предложили руководствоваться при проведении научных исследований в арктической зоне следующими принципами: открытость, ответственность, согласие, конфиденциальность, отчетность, уважение (ученые должны "признавать и уважать местные и культурные традиции, ценности и язык, избегая социальных коллизий; жители Арктики должны равным образом уважать исследователей и их культурные традиции"), участие коренных этносов и ученых в длительном процессе научного изучения ареала, достоверность, законность ("исследования должны быть разрешены или лицензированы в полном соответствии с национальным (федеральным) и местным законодательством") '8.

В 1996 г. Н.Власов опубликовал статью о целях и задачах Арктического Совета, членами которого стали арктические государства — Канада, Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия, Россия, Швеция, США.

Автор сообщает о Декларации, разработанной в связи с образованием Совета (подписана в Канаде на встрече представителей этих стран), о том, что названным документом предусматривается координация и взаимодействие между арктическими государствами, а также между "группами коренного населения Арктики и другими ее обитателями".

Власов разделяет мнение министра иностранных дел Канады Ллойда Эксуорси о том, что создание Арктического Совета свидетельствует о "новой эре" в развитии международного сотрудничества в регионе, новом времени, когда "одна из ключевых ролей" отводится коренным народам — "постоянным участникам всех его решений и программ". В связи с этим автор статьи пишет о введении Декларацией для представителей коренного населения статуса "постоянного участника" (среди первых постоянных участников работы Арктического Совета Власов называет Конференцию эскимосов Приполярья, Саамский совет и Ассоциацию коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации) и статуса "наблюдателя" (предусматривает участие в деятельности Совета неарктических государств и различных организаций)19.

В.Никифоров, констатируя неоднозначность обстановки, сложившейся в современной Российской Арктике (отсутствие средств для контроля у сотрудников заповедников и государственной природоохранной инспекции; резкое сокращение "давления на природу со стороны организаций, которые раньше, используя дешевый авиатариф, бесконтрольно бывали в тундре" и милитаризации), пишет, что именно в это время появились возможности для активной деятельности Всемирного фонда дикой природы.

Этот фонд начал работать в Российской Арктике в конце 80-х, что привело, по словам автора, к увеличению арктических заповедников более чем в два раза. Среди осуществленных проектов Всемирного фонда дикой природы Никифоров называет Корякский и Гыданский заповедники, "Североземельский" федеральный заказник, созданные в 1995-1996 гг. постановлением Правительства Российской Федерации, а также ресурсные резерваты "Кыталык", "Лена-Дельта", созданные в 1996 г. по постановлению Правительства Республики Саха (Якутия). Целью создания заповедных зон, пишет он, является сохранение мигрирующих птиц, бурого и белого медведя, снежного барана, уникальных колоний морских птиц, мест гнездования восточно-сибирской популяции стерха.

Среди практических форм деятельности фонда Никифоров называет его участие в разработке проектов создания заповедников и оказание помощи действующим охраняемым территориям и проектам.

Он особо отмечает значение создания заповедных мест для коренных жителей Арктики. В связи с проектом "Дикий северный олень Таймыра" Никифоров замечает: "Жизнь коренных жителей... — охотников и оленеводов (долгане, ненцы, нганасаны) напрямую зависит от состояния таймырской популяции этого животного". О "плане" управления для заповедника острова Врангеля он пишет: "...план... предполагает развитие этого заповедника с учетом интересов местного населения (эскимосы, чукчи)".

Главным богатством Арктики Никифоров считает "бескрайние просторы тундры", реки, озера, птиц, зверей. Добычу же полезных ископаемых на северных территориях он предлагает оставить поколениям будущего, когда станет возможным применять совершенные технологии, не нанося ущерба природе20.

Е.Бугаенко сообщает о российско-американском культурно-образовательном проекте, который посвящен культурам коренного населения Дальнего Востока России и Аляски. Его участниками со стороны России, пишет автор, являются краеведческие музеи Хабаровска, Камчатки, Магадана, Сахалина, Владивостока и Благовещенска; со стороны США - Национальный музей естественной истории (Смитсоновский институт), который представляет интересы музея университета Аляски, Национального музея арктических индейцев и Ассоциации коренных жителей о. Кодьяк. В рамках этого проекта планировалось проведение выставки "Перекрестки континентов. Аляска — Сибирь", представляющей национальную одежду, утварь, археологические находки, орнаменты, рисунки, национальные игрушки и демонстрирующей, по словам Бутаенко, сходство культур народов американского и евразийского континентов, общность этносов Тихоокеанского побережья21.

В июне 1996 г. начала свою работу первая Международная конференция Академии Северного Форума, на которой состоялись и выступления, посвященные различным направлениям международного сотрудничества в Арктике.

Н.Г.Соломонов, указывая на глобальные негативные процессы в Арктическом регионе (утончение озонового слоя, радиоактивное загрязнение среды, выпадение кислотных дождей, обеднение биологического разнообразия экосистем, сокращение видов животных и растений), отмечает позитивную роль международного сотрудничества (конгрессы, симпозиумы; совместное финансирование и совместная работа ученых, научных центров различных стран; создание заповедных зон и Международной биологической станции "Лена—Норденшельд") при решении экологических проблем Республики Саха (Якутия).

Н.К.Железнов и А.В.Назаров сообщили о предполагаемом заповеднике на Чукотском полуострове — Международном национальном парке "Берингия", А.Н.Божедонова — о том, что вторая Генеральная Ассамблея Северного Форума признала приоритетным проект о формировании фонда "Дети Азии". Созданию международного университета в Магадане посвятил свое сообщение Е.М.Кокорев. Он отметил, что учредителями учебного заведения стали администрации, ведомства и университеты нескольких стран. К.И.Микуленко и Р.М.Скрябин сообщили об одном из международных проектов — "Глобальные природные процессы и минерально-сырьевые ресурсы Арктики и Севера". Данные о международном проекте по тектонике и металлогении, объединившем геологов России, США и Канады, содержит сообщение Л.М.Парфенова, У.Ноклберга, Дж.Монгера, П.Лейера, Д.Стоуна, К.Фуджиты. Н.А.Исаков, А.Н.Яковлев, Ю.М.Бацких отметили открытие с 1 июля 1991 г. для международного судоходства Северного морского пути. Условиями его активного использования для внешней торговли авторы считают выработку новой экономической политики в освоении ресурсов региона, а также "приобщение к культурному наследию малочисленных народов Севера22.

В том же 1996 г. были опубликованы и тексты докладов, состоявшихся на Деловом совещании "Управление, технологии и человеческие ресурсы в Арктике (Север).

Анализируя работу Первого и Второго Российско-Квебекских симпозиумов (1988, 1990 гг.), подчеркивая сходство жизненных ситуаций у народов Гренландии, Нунавика, севера Сибири и значение их сравнительного изучения, наблюдая рост взаимопонимания среди ученых разных стран, Ж.Дюэм (Канада) особо рассмотрел проблемы международного сотрудничества. Среди последних он назвал необходимость преодоления "языкового барьера" и различий в научных языках, концепциях, в уровнях жизни народов различных стран; подчеркнул невыгодное экономическое положение сибирских исследователей; зависимость разработанных документов исследований от идеологий политического режима.

Относительно объективных причин сложности общения между учеными Запада и Сибири он заметил: "Мы не пользуемся одними журналами, научным окружением и дисциплинами, и мы не разделяем одинаковые организационные и финансовые стороны". Выражая, однако, уверенность в возможности эффективного научного международного сотрудничества, Дюэм называет основные направления усилий ученых мира: воздействие на правительства с целью препятствовать снижению бюджетов на исследования; улучшение отношений с частным сектором; тщательное изучение национальных научных структур и международных соглашений (особенно в плане выработки финансовых обязательств); разработку специального документа, определяющего финансовые, организационные принципы и конкретные пути международного сотрудничества в Арктике23.

М.Теннберг (Финляндия) характеризует Арктику как ареал средоточия богатейших ресурсов (нефть, газ, минералы, рыбное хозяйство). При этом автор подчеркивает экологическую уязвимость региона, ограниченную способность окружающей среды адсорбировать и ассимилировать загрязнения из-за низких температур, незначительного количества солнечного света, холодной земли.

Однако предметом основного внимания ученой стали различные аспекты политического управления внешней средой Арктики, формирование Арктической системы управления. Отмечая, что арктические территории были последними, не имеющими управления, она пишет, что коренным образом ситуация изменилась в последние десятилетия XX в., когда Север оказался охваченным разнообразными соглашениями (двухсторонними, региональными, многосторонними) по вопросам окружающей среды. Эти новые процессы, по словам автора, начались в конце 1980 г. и способствовали формированию Арктики как области разнообразной кооперации и управления. Цель складывающихся систем управления в ареале, замечает Теннберг, — устранение конфликтов и примирение интересов государств, регионов, специалистов, занимающихся вопросами охраны окружающей среды, и коренного населения.

Формирующаяся система управления Арктикой, по наблюдениям исследовательницы, включает различные типы соглашений, одним из которых являются международные соглашения, содержащие отдельные постановления по региону (Лондонский договор 1972 г.; Договор ООН о Законах морей 1982 г.; Венское соглашение по защите озонового слоя 1987 г.; Базельское соглашение по контролированию опасных передвижений по ту сторону границы и их уничтожению 1991 г.; система договоров и принципов, принятая по вопросам окружающей среды на конференции ООН в Рио-де-Жанейро в 1992 г.; Климатическое соглашение 1992 г.; Договор о биологическом разнообразии 1992 г.; Принцип использования лесов 1992 г.).

Другая группа документов представлена, как пишет автор, региональными соглашениями (Договор по предупреждению загрязнений моря вследствие свалок, остающихся после кораблей и самолетов (Осло, 1972 г.); Договор о сохранении полярных медведей 1973 г.; Парижская Конвенция по вопросам предотвращения загрязнения моря из источников, базирующихся на земле 1974 г.; Договор о защите европейской первозданной жизни и природных экосистем 1979 г.; Соглашение по вопросам воздушного загрязнения по ту сторону границы 1979 г.; протоколы по сокращению выбросов серы 1985 г., по контролю над выбросами нитрогенных оксидов 1987 г. и летучих органических смесей 1991 г.; Соглашение по налогооблажению окружающей среды в контексте области, находящейся по ту сторону границы 1991 г.).

Теннберг отмечает и существование двухсторонних соглашений, касающихся Арктики (Канадское двухстороннее соглашение по вопросу миграции птиц 1916 г.; Договор о сотрудничестве в защите окружающей среды 1972 г.; Канадско-Норвежское соглашение о тюленеводстве, о сохранении тюленей в северо-западной Атлантике 1974 г.; Соглашение о перелетных птицах 1978 г.; Канадско-Датское соглашение по содружеству в области морской среды 1983 г.; Договор между Финляндией и Россией о защите окружающей среды 1985 г.; Американско-Канадское соглашение по поводу рискованных мероприятий за пределами границы 1986 г.; Соглашение по пастбищам канадских оленей 1987 г.; Соглашение между Норвегией и Россией по кооперации в защите окружающей среды 1988 г.; Программа действий по ограничению и регулированию загрязнений воздуха 1989 г. (Финляндия-Россия); Соглашение между США и Россией о сотрудничестве в Беринговом и Чукотском морях 1989 г.).

Проблемой существующих соглашений ученая считает их нератифицированность всеми "действующими сторонами", а в ряде случаев — отсутствие внимание к специфике Арктического региона.

Новый этап международного сотрудничества Теннберг связывает с качественно иной кооперацией стран и государств. Об этом, по ее мнению, свидетельствовали предварительное собрание 1989 г. в Рованиеми, состоявшееся по инициативе Финляндии и при участии всех арктических государств (Норвегия, Швеция, Дания, Ирландия, Финляндия, Канада, США, Россия); создание в 1990 г. и деятельность Северного Форума ("механизм регулирования взаимодействий между северными лидерами", способствующий "улучшению качества решений местных национальных и международных проблем, касающихся Севера, путем обеспечения условий, при которых голоса северян будут услышаны на всех стадиях процесса"); конференция министров в Рованиеми в 1991 г., принявшая Декларацию по защите окружающей среды Арктики и программу действий — Стратегию защиты окружающей среды Арктики; встреча министров в Нууке (Гренландия) в 1993 г., на которой была принята декларация, подтверждающая стратегию поддержки развития; организация Баренцево-Евроарктического региона в 1993 г., объединившего северные районы Норвегии (Нордленд, Тромс, Финмарк), Швеции (Норрботтен), Финляндии (Лапландия), России (Мурманский и Архангельский регионы, Карельская автономная республика) с целью региональной кооперации на Севере в интересах, главным образом, защиты окружающей среды.

Результатом этого нового этапа международной кооперации в Арктике автор считает выработку шести отдельных программ, которые финансируются различными странами: программа арктического мониторинга и налогообложения; программа защиты арктической морской среды; программа сохранения арктической флоры и фауны; программа предупреждения, подготовки и реагирования, относящаяся к увеличивающейся активности судоходства в Арктике; программа по исследованию традиционных знаний об окружающей среде, или знаний коренных жителей о стратегии защиты окружающего мира.

Все эти программы, пишет исследовательница, предусматривающие активный сбор информационного материала, координацию различных форм деятельности, выработку рекомендаций по различным вопросам, в том числе на случай ядерного взрыва, направлены на защиту окружающей среды в Арктике.

Внимание Теннберг привлекли и конференции Северного Форума 1993 и 1995 гг., на которых обсуждались вопросы об окружающей среде на Севере и управлении ресурсами в регионе.

Одной из отличительных черт формирования Арктической системы управления она считает создание многоуровневой системы управления, в которой принимают участие "местные, региональные и государственные власти и группы, представляющие различные интересы"24.

ВА.Роббек сотрудничеству в Арктике посвятил специальный раздел своей статьи. Фундаментом этого процесса он считает циркумполярную культуру народов ареала, сохранившуюся "до наших дней, хотя кое-где в сильно деформированном виде". Особо отмечена автором новая концепция интеграции Арктики в мировое сообщество "на основе экономического, социального и духовного возрождения северных территорий и их народов"25.

П.В.Боярский сообщает о международной российскоголландской экспедиции 1995 г. ("Баренц-1995"), участники которой (представители России, Нидерландов) провели комплексное изучение культурного и природного наследия на архипелаге Новая Земля, собрали материал для разработки концепции создания мемориального Национального парка — "Биллем Баренц" (голландский мореплаватель XVI в.) на северном побережье Новой Земли, на островах Вайгач, Местный, Матвеев и на материковом побережье пролива Югорский Шар (идея поддержана Всемирным фондом дикой природы; финансовая поддержка проекта осуществлена Министерством сельского хозяйства, природопользования и рыболовства Нидерландов и ее Министерством иностранных дел)26.

В марте 2000 г. была опубликована статья "Арктика в опасности", авторы которой - П.Боярский, Ю.Великанов и А.Павлов пишут о необходимости создать четкую всеобъемлющую программу устойчивого развития России.

Рассматривая разнообразные аспекты состояния северных территорий страны, они поднимают и вопросы, относящиеся ко всему арктическому ареалу. Авторы особо отмечают его общечеловеческое значение, его структурную целостность, возможность функционировать в качестве планетарного холодильника и ресурсной кладовой (биоресурсы, углеводородное сырье). Одновременно Боярский, Великанов и Павлов констатируют противоречивость современного состояния Арктики: с одной стороны, "планируемое интенсивное освоение нефтяных и газовых месторождений"; с другой — заметное ухудшение экологической обстановки (загрязнение отходами цивилизации; разрушение холодной пленки океана и изменение теплового баланса Земли; сбросы судов и сжигание огромного количества кислорода в процессе реализации космических программ) при отсутствии "объективной оценки состояния арктической природной среды и ее воздействия на человека". Одним из основных положений ученых является утверждение основного принципа экологической безопасности Арктики, как включающего ее природные условия, а также все сферы человеческой деятельности.

Учитывая целостность арктических территорий и арктических этносов, их взаимосвязь, многообразные потенциальные резервы ареала, опыт сотрудничества различных стран в нем, современное состояние международных отношений, они считают целесообразным поставить вопрос об актуальности разработки международной программы устойчивого развития Арктики и создании специальной структуры для выполнения этой задачи27.

С.И.Боякова и Д.А.Ширина в статье "Участие Республики Саха (Якутия) в международных организациях" отмечают, что положения о значении интеграции деятельности различных стран в полярной зоне, об идентичности культур этносов полярных областей (приспособленность к окружающей среде, методы хозяйствования, одежда, жилище, духовная жизнь, нравственные качества), необходимости международного научного сотрудничества в Арктике были сформулированы К.Вайпрехтом, В.Г.Богоразом еще в XIX столетии.

Характерным для последних десятилетий XX в. Авторы считают формирование системы интеграционных потоков, свидетельствующих о растущем интересе международного сообщества к Арктическому региону (национальные арктические программы Канады, Швеции, Норвегии; становление арктической этноэкологии; деятельность разноуровневых международных организаций; интересы международного капитала).

Возможность и потребность нового подхода к оценке Севера и Арктики, по их мнению, обусловлены принципиальным изменением политической роли коренного населения региона, ростом заинтересованности высокоразвитых государств (США, Швеция, Канада, Япония и др.) в арктических территориях.

Боякова и Ширина несколько расширяют представления о международных организациях, занимающихся проблемами Севера, называя Международную организацию губернаторов северных регионов, Баренцево-Евроарктический совет, Совет государств Балтийского моря. Свидетельством перспективности Северного Форума они считают постоянное увеличение числа участников организации, в которую к концу 90-х гг. вошли Камчатская, Ленинградская, Архангельская, Амурская области (Россия), округ Норланд (Норвегия), провинция Альберта (Канада), графства Вастерботтен и Норботтен (Швеция), Ханты-Мансийский автономный округ (Россия). Авторы отметили, что в 1994 г. Северный Форум официально получил статус неправительственной организации при ООН.

Констатируя разнообразие форм работы Северного Форума (международные проекты, съезды, конференции, экспедиции, фестивали, конкурсы, выставки), авторы особо подчеркивают, что деятельностью этой организации закладываются основы формирования новых отношений в международном сообществе. Документ "Рованиеми/Кодекс управления. Принципы развития предпринимательства на Циркумполярном Севере", по их мнению, потребительской политике прежнего времени противопоставляет систему разработки энергоресурсов, учитывающую развитие бизнеса на основе научной информации и современных технологий; права коренного населения региона; необходимость улучшения инфраструктуры и соблюдения международных экологических стандартов, юридической защиты прав инвесторов. "Декларация Хоккайдо" характеризуется ими как документ, определяющий характер
взаимоотношений регионов-партнеров по Северному Форуму (взаимопонимание, дружба, добрая воля, мир).

Проекты и программы Северного Форума28, пишут Боякова и Ширина, отличает забота о возможных путях развития Арктики, ее современном состоянии (предусматриваются — контроль за загрязнением воды и воздуха, развитие безотходных технологий в производстве, расширение природоохранного законодательства); они свидетельствуют о заинтересованности развитых стран в создании эффективных магистралей для интенсификации международных связей и внимании к региональным проблемам.

Авторы статьи пришли к следующему заключению: "Учредительные документы СФ, его организационная деятельность, разработанные проекты и программы свидетельствуют о формировании новых представлений, нового мышления об Арктике и ее народах, о будущем северных территорий, их роли в истории человечества"29.

Разнообразие форм международного сотрудничества, координацию последнего значительным количеством комитетов и комиссий С. Прямиков объясняет начальным этапом этого процесса в Арктике, которому предшествовали долгие годы "холодной" войны.

Основное внимание автор статьи уделяет деятельности Арктического и Антарктического научно-исследовательского института. В связи с этим он упоминает международные проекты — "Международная программа Северной морской путь — INSROP" (участники - Россия, Норвегия, Япония) и "Арктический демонстрационно-эксплуатационный рейс — ARCDEV" (участники - Россия, Европейский Союз), которые по словам Прямикова, "позволили существенно приблизиться к реализации" планов Института по "гидрометеорологическому обеспечению операций в зоне Северного морского пути" (информация о состоянии и развитии природных процессов; долгосрочное и краткосрочное прогнозирование условий навигации, погодных и ледовых условий, уровня моря;
конкретные рекомендации судоводителям).

Исследователь отметил и иное направление международного сотрудничества - создание современной системы сбора, хранения и использования информации, полученной из различных стран (подготовка серии электронных климатических атласов Арктики30 Арктическим и Антарктическим НИИ совместно с научным центрами США; создание на базе Арктического и антарктического НИИ Мирового центра данных по морскому льду).

С.Прямиков пишет и об участии института в Международной программе метеорологических арктических буев — IАВР (участники — 8 стран и несколько международных организаций), о подписании соглашения о создании на базе НИИ "Российско-германской лаборатории полярных и морских исследований" им. Отто Шмидта. Создание этой лаборатории, оснащенной современными аналитическими и компьютерными системами, электронными микроскопами, позволит, по словам автора, углубить анализ накопленных экспериментальных данных, проводить мероприятия международного уровня.

Важным положением С. Прямикова является его оценка роли международного сотрудничества для российской науки: в "критическое для российской науки время международное сотрудничество может стать тем средством, которое поможет преодолеть недуг, набраться новых сил для движения вперед"31.

Таким образом, различным вопросам международного сотрудничества в Арктике посвящены статьи либо разделы работ ученых, политиков, журналистов, военных.

Объективной основой сотрудничества в ареале они считают его естественное географическое единство, цельность, а также взаимосвязанность культур арктических этносов, сходство проблем различных государств, роль Арктики в политической, социально-экономической и культурной жизни общества, в формировании климата планеты и изучении вопросов строения и развития Земли.

Среди причин, обусловивших интенсификацию международного сотрудничества в последние десятилетия, названы: рост заинтересованности ряда стран в ареале (в том числе в процессе поисков собственных энергоисточников в связи с развалом колониальной системы) и темпах его эксплуатации; увеличение заселенности региона и усиление антропогенного воздействия на природу.

Рассмотренные работы свидетельствуют об осознании роли Арктики в современном и будущем развитии человечества, особенно в плане ее значения в качестве сырьевого и топливного резерва, резерва территорий и запаса окружающей среды, а также в плане возможности сформировать общественные отношения, обеспечивающие международную безопасность.

Важным моментом наблюдений является констатация признания значения и роли коренных народов Арктики, их исторического опыта в освоении региона, необходимости их непосредственного участия в судьбах современных арктических территорий (право на их пользование; удовлетворение нужд коренного населения; сохранение традиционного образа жизни и охотничье-промысловых угодий; участие в управлении регионом) и в проведении научных исследований.

Одновременно авторы ставят вопросы о необходимости построения новых взаимоотношений между федеральной и местной властями, преодоления национальных рамок развития; формируют представление о системе управления Арктикой, координации деятельности международного сообщества.

Рассмотренные работы позволяют установить разнообразные формы международного сотрудничества в современной Арктике — конгрессы, международные соглашения, совместные проекты и совместное финансирование работ научных центров, симпозиумы, эксперименты, создание заповедных зон и международных учебных центров.

Обращаясь к вопросам международного сотрудничества, исследователи подчеркивают, что одним из условий гармоничного развития арктической зоны является соблюдение интересов коренных этносов; отмечают возможность формирования международных отношений, обеспечивающих мирное развитие человечества и создание условий, благоприятных для экологии ареала.
Литература
1 Трешников А.Ф. Основные направления научных исследований в Арктике на современном этапе освоения ее природных ресурсов // Проблемы экологии полярных областей. - М., 1983. — С. 8-10.
2 Агранат Г.А. Освоение Севера: мировой опыт // Итоги науки и
техники / Сер. География зарубежных стран. — Т. 15. ~М., 1988. —
С. 9, 10, 17, 18.
3 Там же. - С. 19.
4 Там же. - С. 21, 22.
5 Там же. - С. 126.
6 Цигельницкий И. Исследования полярных областей за рубежом // Полярный круг. - М., 1988.
7 Там же. - С. 525-527.
8 Алексеев В. П. Человек в системе арктических исследований //
Памятниковедение: Проблемы изучения историко-культурной среды Арктики: Сб. науч. тр. - М., 1990. - С. 5, 6, 9.
9. Мировой океан и международное право. Защита и сохранение морской среды. - М., 1990. - С. 4.
10.  Арикайнен А. И., Коссов О.А. Проблемы военной безопасности в Арктике. - М., 1990. - С. 4-8.
11. Котляков В. Арктика объединяет // Полярный круг. — М., 1991. - С. 10-12.
12. Николаев М. Северный Форум и будущее мировой Арктики // Северные новости. - 1993. - № 11. - С.1-3, 13-15.
13 Николаев М. Выступление на симпозиуме глав делегаций -
участников Международной организации "Северный Форум"
29 сентября 1993 г. // Николаев М. Арктика — боль и надежда
планеты. - Якутск, 1993. - С. 42-43.
14 Об этом см. также: Николаев М.Е. Роль Северного Форума в
решении глобальных проблем Севера // Арктика: боль и надежда
России. - Якутск: Саха-центр, 1994. - С. 127-128.
15 Николаев М.Е. Региональная политика и инвестиции на Се-
вере // Возможности Севера. - Якутск, 1994. - С. 5-6, 9, 10, 11,
14, 15, 17, 18.
16 Николаев М.Е. Роль Арктики в развитии мирового сообщества // Управление, технологии и человеческие ресурсы в Арктике
(Север). -Новосибирск, 1996. - С. 15, 17.
17 Яковлев А., Соколов В. Тает ли лед недоверия в Арктике? //
Морской сборник. - 1993. - № 8. - С. 11-15.
18 Мельник Б.П. Этнические принципы исследований в Арктике:
инициатива Международного Арктического научного комитета /;
Строительство трубопроводов. - 1995. - №3. - С. 11.
19 Власов Н. Арктический совет: цели и задачи // Голос Аркти-
ки. - 1996. - №10. - С. 1.
20 Никифоров В. Проекты Всемирного фонда дикой природы //
Там же.
21 Бугаенко Е. Перекрестки континентов. Аляска-Сибирь //
Там же.
22 Соломонов Н.Г. Экология — арена международного научного
сотрудничества // Первая Международная конференция "Знание -
на службу нуждам Севера". - Якутск, 1996. - С. 25-26. Подробнее о
станции "Лена—Норденшельд" см.: Соломонов Н.Г., Поздняков В.И. Международная биологическая станция "Лена-Норденшельд в
системе циркумполярных экологических исследований" // Там же. "
С. 27; Железное Н.К., Назаров А.В. О принципах выделения природных территорий под международный парк "Берингия"// Там
же. — С. 63; Божедонова А.Н. О проекте создания фонда "Дети
Арктики" // Там же. - С. 117; Кокорев Е.М. Концепция междунал
родного университета: становление и развитие // Там же. — С. 134;
Мчкуленко К.И., Скрябин Р.М. Проект Северного Форума: "Глобальные природные процессы и минерально-сырьевые ресурсы
Арктики и Севера" (состояние и перспективы) // Там же.
С. 204-205; Парфенов Л.М., Ноклберг У., Монгера Дж., Лейер П.,
Стоун Д., Фуджита К. Международный проект по тектонике и металлогении Севера Тихоокеанского обрамления: опыт успешного
сотрудничества геологов России, США, и Канады // Там же. —
С. 213; Исаков Н.А., Яковлев А.Н., Бацких Ю.М. Северный морской
путь — благоприятные возможности для международного сотруд-
ничества //Там же. - С. 251.
23 Дюэм Ж. Не управляй без карты. Направления идей между-
народного научного сотрудничества в Арктике // Управление, тех-
нологии и человеческие ресурсы в Арктике (Север). — Новоси-
бирск, 1996. - С. 43, 44.
24 Теннберг М. Политика в отношении окружающей среды Арк-
тики // Там же. - С. 186-189.
25 Роббек В. Невостребованные ценности циркумполярной
культуры — резерв человечества в XXI в. // Там же. — С. 213.
26 Боярский П. В. Научные исследования Морской арктической
комплексной экспедиции (МАКЭ) в 1994—1997 гг. // Новая Земля.
Природа, история, археология, культура. - М., 2000. - С. 16.
27 Боярский П., Великанов Ю., Павлов А. Арктика в опасности //
Нефть России. - 2000. - Март. - С. 1,7.
28 О проектах и программах Северного Форума см.: Боякова
С. И., Ширина Д.А. Участие Республики Саха (Якутия) в международных организациях // Суверенная Республика Саха (Якутия): проблемы коренных преобразований. - Якутск, 1999. - С. 173,
176.
29 Там же. - С. 169-172, 173-174.
30 См. публикацию: Электронный климатический атлас морско-
го льда Арктики. - СПб., 1998.
Прямиков С. Преодолеть недуг, набраться новых сил — спо-
собствует этому сотрудничество // Сегодня: Международный журнал. - 2000. - № 1-2. - С. 1-2.

 

© 2007 Тюменский научный центр СО РАН Webmaster - Роман Федоров